baner

 Казаки (казаки, раньше и «козаки» от тюркск. «вольный человек», родственно казахи) - южнорусский и украинский субэтносы, появившиеся в XV веке на литовско-крымском по- граничье (проходившем по реке Днепр).

Казачество обязано своим возникновением имеющей­ся во время монголо-татарского ига «живой дани», то есть людьми, которых русские княжества поставляли в орду для пополнения монгольских войск. И само слово казак име­ет тюркское происхождение, означающее легкую конницу. Монголы лояльно относились к сохранению поданными своих религий, в том числе и людьми, входившими в их во­йсковые подразделения. Существовало даже Сарайско-По- донское епископство. Таким образом согнанные с Руси сохранили самобытность и самоидентификацию. После раз­вала единого монгольского государства оставшиеся и осев­шие на его территории казаки сохранили войсковую орга­низацию, но при этом оказались в полной независимости и от осколков былой империи, и от появившегося на Руси Московского царства. Беглые же крестьяне лишь пополня­ли, но не были корнем возникновения войск. Сами казаки всегда считали себя отдельным народом и не признавали себя беглыми мужиками, эти мнения ярко отражены в худо­жественной литературе (например у Шолохова). Н. И. Улья­нов, исследовавший историю казачества, приводит подроб­ные выдержки из летописей XVI—XVIII вв. с описанием конфликтов между казаками и пришлыми крестьянами, ко­торых казаки отказывались признавать равными себе [2].

В XVI веке, при короле Стефане Батории, казаки были пре­вращены в военное сословие Речи Посполитой для несения службы по охране границы и как вспомогательное войско в войнах с Турцией. Подобные общины («войска?») стали образовываться и на территории России (Московского царства). Старейшим казачьим войском считается Запорожская Сечь, которая была разгромлена Екатериной II в XVIII веке в связи с разбойничьими рейдами на колонистов Новороссии и поли­тической неблагонадежностью. Часть запорожцев (наименее значительная) ушла в Турцию и основала Задунайскую Сечь, часть наиболее вызывавших доверие у правительства полков запорожцев были сохранены в казачьем статусе, переселены на Кубань, в результате чего возникло Кубанское казачье войско. Запорожские Казаки остальных непокорных полков были ли­шены казачьего статуса (но тем не менее не были подвергнуты закрепощению) и в качестве вольных хлебопашцев (в послед­ствии, однако, часто призывавшихся и на военную службу) были поселены в пустовавшие области в среднем и нижнем течении Дона и Волги, но, таким образом, чтобы быть отде­ленными от приграничных территорий землями Донского и Волжского казачьих войск, доказавших преданность Престо­лу - так возникли зоны компактного проживания украинцев в Воронежской, Волгоградской и Ростовской областях [3].

В основе самого существования казачества всегда лежал общинный строй. Казаки были свободными и равноправ­ными людьми. Управление общиной (ватагой, станицей, войском) всегда основывалось на выборных началах. Каза­ки - профессиональные воины, объединявшиеся именно по этому признаку.

Существовали две модели казацкой общины: «семейная» и «сечевая» (засечная).

При семейной модели казаки жили, соответственно, семь­ями в укреплённых поселениях - так называемых городках, позднее такие казачьи поселения стали называть «станицами» и «хуторами». Жизнь поселения зиждилась на принципе Рода, охватывающем прошлое, настоящее и будущее. Казаки чтили заветы предков, черпая мудрость у предшествующих поколе­ний. Старались достойно жить в настоящем, с беззаветной от­вагой защищать Отечество. Растили детей так, чтобы не стыд­но было за своих потомков в будущем. Весь жизненный уклад казаков был подчинен этим целям.

Население станицы подразделялось на группы по возраст­ному принципу - так называемые «партии» или «беседы». Старики, женатые казаки, холостые казаки, казаки-малолетки (еще не служившие или не участвовавшие в боевых действиях), казачата-подростки и совсем маленькие дети-казачата - каждая из этих групп имела свои «беседы».

Больше всего в станицах уважали стариков, олицетворяв­ших вековую мудрость, хранителей воинского и житейского опыта и традиций. Старики воспитывали новые и новые по­коления казаков и отвечали за младшие «беседы». Но за вос­питание подрастающей казачьей смены отвечали не только старики. Шефство над младшими «беседами» передавалось по цепочке - в каждой из «партий» были наиболее опытные и му­дрые казаки, занимавшиеся обучением членов более младших «партий», прививавшие им нравственные принципы. Это га­рантировало наиболее полную и гармоничную передачу про­фессиональных казачьих знаний и навыков, мировоззрения, традиций от поколения к поколению.

Поскольку в станицах каждый человек был на виду, недо­стойные звания казака поступки совершались крайне редко. К тому же большинство жителей станицы так или иначе со­стояли в родстве, ближнем или дальнем. Скрыть свои пороки и слабости от станичников было практически невозможно. Община знала о каждом, каков он в мирной жизни и в бою, к какому делу этот казак привычен и способен, а где ему стоит еще поработать над собой.

Часто казачьи подразделения организовывались также по территориальному или родовому признаку.

«Сечевые» или «засечные» казаки получили такое название, поскольку их укрепленные поселения назывались «сечи» или «засеки». Засеки или располагались рядом с границей государства или были возведены на самом вероятном направлении вражеской атаки.

«Сечевые» казаки также жили общиной и делились на «пар­тии» по возрастному признаку. Однако все они либо были хо­лостяками либо подолгу жили в разлуке с семьей. Традиции и боевой опыт сечевые казаки передавали по тому же принципу, что и семейные, но с одним отличием: каждый закаленный в сражениях казак брал «под свое крыло» от одного до десяти молодых бойцов, которых называли «джуры» или «новики».

На засеке каждый казак был как на ладони, почти круглосуточ­но находясь на виду у своих соратников. Поэтому схитрить, обма­нуть боевых товарищей, выставить себя в более выгодном свете, чем на самом деле - было попросту невозможно. Воспитательный процесс в таких условиях обладал завидной эффективностью. Что особенно хорошего заключали в себе модели казачьего общества? Что не помешало бы и нам перенять у казаков?

Во-первых, следуя Родовым принципам, каждый казак невольно начинал воспринимать собственный организм, ду­шевные качества и духовную составляющую не только как элементы своей личности, а как инструменты для продолже­ния Рода. Причем не просто продолжения, а достойного, что­бы сыновьями и дочерями можно было по праву гордиться, чтобы суметь передать им всю силу, мудрость, отвагу казачье­го племени. А для этого и самому казаку надо было безукори­зненно выполнять свой долг защитника Отечества, чтобы, не краснея, смотреть в глаза отцам, дедам и прадедам. Поэтому свое здоровье казаки берегли - ели полезную сытную пищу, гнушались вредными привычками, и даже в старину умели проводить профилактику разных заболеваний.

Во-вторых, подразделение всей общины на возрастные груп­пы - «беседы», они же «партии» помогало поддерживать живую связь между поколениями, передавать традиции из уст в уста и на личном примере доказывать юным поколениям ценность многовековой мудрости. Процесс воспитания и обучения под­ростков и молодежи вершился на глазах у общины. По сути, этот педагогический процесс не прерывался и когда казак достигал зрелости - он все так же продолжал прислушиваться к старшим, теперь уже к седым старикам и перенимать их опыт. А одно­временно учил молодых уму-разуму. Такой уклад сводил на нет проблему «отцов и детей», терзающую современное общество.

В-третьих, в общине все отлично знали друг друга, многие были родственниками. У казаков всего поселения была общая судьба, общее призвание - защита Отечества, одна на всех иде­ология. Поэтому криминализация общества была немыслимой, люди с преступными склонностями выявлялись мгновенно и либо сразу жестко наказывались и навсегда излечивались от сво­их заблуждений, либо изгонялись. Все казаки были вооружены и умели противостоять любой внешней агрессии. Поэтому поря­док и покой на вверенной общине территории гарантировались. Казаки всегда могли постоять за себя и перед иноземными за­хватчиками и перед агрессией и произволом со стороны властей.

Все эти полезные традиции было бы неплохо хотя бы от­части привить в современном российском обществе. Правда, следует учесть, что компактное проживание граждан по про­фессиональному признаку сейчас реально только в небольших поселениях (деревнях, селах, военных и научных городках).

Поэтому в крупных городах нужно создать единую цель вос­питания подрастающего поколения - всеобщую подготовку народа к защите Отечества.

Первоначальной родиной казачества считается линия погра­ничных со степью русских городов-крепостей, шедшая от сред­ней Волги на Рязань и Тулу, потом круто переламывающуюся на юг и упирающаяся в Днепр по черте Путиля и Переяславля. Здесь сложился класс вольных людей с оружием в руках, ухо­дивших в степь для разных промыслов. Этим людям, постоянно сталкивающимися в степи с татарскими воинами и добытчика­ми и было присвоено тюркское название казаки, потом распро­странившуюся на вольных людей и в северной Руси. Древнейшее известие о казачестве говорит о казаках рязанских, оказавших своему городу услугу в столкновении с татарами в 1444. В 16 веке городовые казаки, и прежде всего рязанские стали оседать военно-промысловыми артелями в открытой степи, в обла­сти верхнего Дона. (В. О. Ключевский, «Курс русской истории»)

Также казачество сыграло существенную роль в консолида­ции украинского этноса.

Запорожские казаки какое-то время к России никакого отношения не имели, а даже когда и имели, занимали особое положение. Ту роль, которую Россия играла по отношению к Донским казакам, по отношению к запорожцам сначала играла Польша, а потом... А потом их так и не удалось сделать такими как все, приструнить и дисциплинировать.

Начало XVI века. Запорожье. Казаки занимаются рыболов­ством, охотой, соледобычей, разводят скот. На них постоянно нападают, они для защиты строят деревянные укрепления - «го­родки» или «сечи». Приблизительно в 1530-х произошло объе­динение разрозненных казачьих организаций, связанных с от- дельнымисечами,иобразоваласьЗапорожскаясечьпоназванию главного укрепления, являвшегося местом пребывания коша (центрального органа управления), которое перешло и на всю организацию. Первоначально она находилась на о. Томаковка (около современного г. Марганец Днепропетровской области).

Запорожские казаки несли пограничную службу, охраняя Речь Посполитую от набегов крымских татар. Польское прави­тельство без особого успеха пыталось контролировать их чис­ленность, занося в специальные списки - реестры.

В 1568 был сформирован отряд из 300 казаков, которые были внесены в реестр, выведены из подчинения местных чиновников и служили непосредственно королевскому эмиссару. В 1578 был сформирован новый реестр из 500 казаков, которым назнача­лась ежегодная государственная плата. Командовать этим фор­мированием был назначен польский шляхтич Ян Орыжский.

Все реестровые казаки имели самоуправление и были осво­бождены от уплаты налогов. Центром реестрового казачества стал город Терехтемиров (на Днепре). Позже количество рее­стровых казаков было увеличено сначала до 600, а потом и до 1000 человек. Но реальное количество казаков намного превы­шало цифру, установленную реестром. Среди реестровых было много оседлых, семейных, хорошо обеспеченных казаков, ко­торые обладали значительной собственностью, чаще всего - в районе Киева или Канева. Это были так называемые «городо­вые» казаки, которые представляли консервативную часть ка­зачества. На Низе, за днепровскими порогами, жили «военные» казаки (в основном именно они принимали участие в походах).

В 1593 центр Запорожской сечи переместился на о. Базавлук (око­ло с. Капуловки Никопольского района Днепропетровской области).

С 1652 центр Запорожской сечи находился в устье р. Чер- томлык (около с. Капуловки).

Верховным органом до 1654, т. е. до воссоединения Украины с Россией была сечевая рада, избиравшая войсковую старшину во главе с кошевым атаманом. Войско делилось на курени во главе с куренными атаманами. Запорожская Сечь состояла из 38 куреней. Сначала в курень объединялись только казаки, которые жили в одной местности, но позднее в него стали принимать и казаков из других районов. Женщины и дети на Сечь не допускались.

После воссоединения Украины с Россией в 1654 на Украине сохранялось выборное казачье управление во главе с гетманом, продолжал действовать местный порядок судопроизводства. Украина даже сохранила внешнеполитическую самостоятель­ность: могла вести самостоятельные контакты со всеми странами, кроме Польши и Турции. После подавления восстания на Дону в 1708 на Запорожье бежало много повстанцев. Царские войска под предлогом борьбы с изменниками 14 мая 1709 разрушили т. н. Старую Сечь. Казаки ушли сначала в устье р. Каменки (120 км к Ю.-З. от Никополя), а в 1711 в урочище Алешки (ныне г. Цю- рупинск Херсонской области) во владения Крымского ханства.

В 1734 запорожские казаки по разрешению русского пра­вительства вернулись на родину и образовали т. н. Новую Сечь на о. Чертомлык, в устье р. Подпильной (в районе современного с. Покровского Никопольского района). Территория Новой Сечи была разделена на 8 паланок (округов), которые управля­лись назначенной кошем старшиной. Население слобод (сёл), входивших в паланки, делилось на 2 разряда: казаков и поспо- литых, каждые из которых составляли свою общину (громаду) и выбирали своих атаманов. Основной обязанностью казаков являлась военная служба за собственный счёт (войско состав­ляло 20-30 тыс. человек и участвовало в русско-турецких во­йнах 1735-1739 и 1768-1774); посполитые освобождались от военной службы, но выполняли определённые повинности для войска и платили денежные налоги. Главное преимущество ка­заков состояло в праве занимать (с разрешения коша) землю под зимовники и участвовать в Сечевой раде. Однако казаки и посполитые не являлись замкнутыми сословиями, и был воз­можен переход из одной категории в другую. В процессе соци­альной дифференциации разорившиеся казаки и посполитые пополняли ряды неимущих бедняков (голоты, серомы) или пе­реходили в разряд «подсуседков», работавших у зажиточных людей с сохранением личной свободы [3].

После подавления Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева (1773-1775) царские войска окружили Запорожскую сечь, принудили казаков к сдаче и разрушили укрепления. Запорож­ское войско было объявлено распущенным. Земли стали раздаваться русским и украинским помещикам, а население закрепощалось, ча­стью превращалось в государственных поселян или бежало в Доб- руджу в турецкие владения, где основало Задунайскую Сечь (она су­ществовала в 1774-1828 на территории Османской империи в устье Дуная, куда они переселились после ликвидации Новой Сечи.

В московском государстве XVI и XVII вв. казаки нахо­дилось в составе сторожевой и станичной служб, что охраняли пограничные территории от разорительных набегов крымских татар и ногаев.

Казачьи войска принимали активное участие в освоении Кавказа, Сибири (экспедиция Ермака) и Дальнего Востока.

В 1645 русский казак Василий Поярков проплыл по Амуру, вышел в Охотское море, открыл Северный Сахалин и вернулся в Якутск.

В 1648 русский казак Семён Иванович Дежнёв проплыл из Ледовитого океана (устье Колымы) в Тихий (устье Анадыря) и открыл пролив между Азией и Америкой.

В 1697-1699 русский казак Владимир Васильевич Атласов (1661-1711) исследовал Камчатку.

Казаки нередко выступали против центральной власти (примечательна их роль в русской Смуте, в восстаниях Разина и Пугачёва), однако с XIX века до Октябрьской революции они в основном выполняли роль защитников Российской государ­ственности и опоры царской власти.

После революции казачьи войска были расформированы, так как они по большей части приняли сторону белого дви­жения. Тем не менее, во время Великой Отечественной войны значительное количество казаков принимало участие в вой­не на стороне Красной армии, в которой по приказу Сталина были созданы казачьи формирования. Лишь некоторые казаки предали Родину и приняли сторону Германии. Нацисты объ­явили этих предателей потомками остготов. После 1990 года предпринимаются попытки возрождения казачества [7].

Казачество - братство людей, объединенных особым состо­янием духа и сознания, нравственности и морали.

Казаки - народ, имеющий свою культуру, историю и память. Славное прошлое Казачества, дела и заветы предков дают нам право с гордостью сказать:

«Слава тебе, Господи, что мы казаки!»

В казачестве общее всегда было выше личного. Казаки всегда служили родной земле - Святой Руси, своему Народу и своему Государству.

Казаки!

Мы потомки и наследники первопроходцев,

сотворивших Россию.

Превыше всего в Казачестве всегда была

Казачья воля и народоправство.

1.   Честь и доброе имя для казака дороже жизни!

Береги честь смолоду. Достоинство сохраняй в любой обста­новке. Имей волю признать свою неправоту. Если надо, побори себя сам. Оказывая уважение другим, не унижай себя. Не завидуй другим и не держи зла в сердце своем. Не будь гордецом; и в мыслях не допускай, что ты выше других казаков. Никого не поучай свысо­ка, посмотри сначала на себя. Будь доброжелателен, но не льстив. Имей широкую душу. Удары судьбы встречай стойко. Совершив позорный поступок, имей силу воли сам принять крайнее решение.

2.   Казаки все равны в правах. помни: нет ни князя, ни раба, но все рабы божий!

Казаки равны как в правах, так и в ответственности за соде­янное, независимо от общественного положения, образования и прочих заслуг. Решение, принятое на Сборе, - закон для всех. Совершеннолетнего казака никто не может лишить слова, кро­ме командира в строю. Любой казак может быть избран на лю­бую должность. Для сохранения единства Казачества казак не должен состоять в политических партиях.

3.    По тебе судят обо всем казачестве и народе твоем.

Не совершай дурных поступков и удерживай от них дру­гих. Будь честен и правдив, не бойся пострадать за правду.

Пусть, не прельщают тебя ни корысть, ни стяжательство, ни бесчестные доходы, ни сиюминутная слава. Не поддавайся губительным страстям. Не увлекайся спиртным, табак тоже не на пользу ни тебе, ни окружающим. Избегай сквернословия. Знай: мат еще в XIII веке придумали враги русского народа для оскорбления наших матерей и Веры.

Будь примером в жизни своей и защити обиженного, по­моги страждущему, накорми голодного, не дай упасть духом и телом.

4.   Служи верно своему народу, а не вождям!

Казачество свое главное предназначение видит в служе­нии народу и России ради их благоденствия, а не для собствен­ной корысти и славы.

Казак за это готов пролить кровь свою, но «не сотвори себе л кумира и подобия его!»

5.   Держи слово, слово казака дорого!

Казак! Помни, что каждое твое слово - это слово твоего народа, слово Казачества.

Выпустишь слово - не поймаешь. Говори, да не прого­варивайся. Ибо спроста сказанное не спроста слушано. Стой­кость чести в слове.

6.   Чти старших, уважай старость!

Помни! Без одобрения стариков ни одно важное решение Атамана не может быть исполнено. Власть же стариков - не от силы; а от авторитета и мудрости. Прислушайся к слову, бы­валых и избежишь многих ошибок. Каждого старика почитай Отцом своим, а престарелую казачку - Матерью.

7.Держись веры предков, поступай по обычаям свое­го народа!

Если сомнения коснулись твоей души и ты не знаешь, как поступить, - поступай по обычаю своего народа и Вере предков.

Помни! Казачий обычай всегда скреплял семью, общи­ну и все Казачество.

8.   Погибай, а товарища выручай!

Так было всегда у казаков! Взаимная выручка - основа ка­зачьего братства. Как ты посмотришь в глаза матери товарища, которого мог спасти и не спас?..

9.   Будь трудолюбив, не бездействуй!

Каждый казак должен стремиться к тому, чтобы он и его семья жили в достатке, но не протягивай руку с криком «Дай». Живи своим трудом. Презирай праздность. Любое дело должно «гореть» в твоих руках.

10.   Береги семью свою, служи ей примером!

Семья - святыня брака. Никто не имеет права вмешивать­ся в жизнь семьи без ее просьбы. Семья - основа казачьего об­щества. Глава семьи - отец, с него спрос за все. Отец! Добейся в семье авторитета и взаимопонимания. Воспитай детей сво­их честными, смелыми, добрыми, отзывчивыми, бескомпро­миссными в борьбе со злом, преданными Отчизне. Воспитай их казаками. Дай детям достойное образование.

Казак обязан оберегать женщину, защищать ее честь и до­стоинство. Этим ты обеспечишь будущее своего народа. Казак не имеет права вмешиваться в женские дела. Чти мать свою и отца.

Казаком надо родиться!

Казаком надо стать!

Казаком надо быть!

Работа по возрождению Казачьей Культуры должна идти, начиная с семьи, с детских дошкольных учреждений, со школьной скамьи [1].

Проблемы развития казачьей культуры являются актуаль­ными в силу того, что общество и власть активно обратились к этому явлению. Естественно каждая из этих сил преследует в казачьем движении свои интересы: казаки чтобы обрести соб­ственную идентичность, вернуть себе историческую память, власть - с целью обуздать, приручить стихию казачества, извлечь из этого процесса дивиденды в качестве символиче­ского или физического капитала. Для определенного числа соотечественников казачество является последним прибежи­щем традиционной культуры, где чтят предков, верят в Бога и готовы служить своему Малому Отечеству.

К этому процессу подключилась и система образования: центры дополнительного образования, казачьи лицеи, шко­лы и клубы. Изучая это явление, можно заметить следующее: во-первых, многие из тех, кто работает с детьми в этом направ­лении, зачастую не представляют сути Казачьей Культуры, если не сказать больше - они ее попросту не знают, многие не понимают цели данных образовательно-воспитательных усилий, полагая что следуя программе и участвуя в открытых мероприятиях таким образом происходит реанимация тради­ционной Казачьей Культуры, или уже и то хорошо, что детей «можно отвлечь от улицы».

Есть, конечно, энтузиасты, но чаще всего они оказывают­ся ведомыми, ждут что им «будет спущен план, дан приказ» и вот тогда... Есть и такие, кто пропагандирует некую славян­скую культуру, мол у нас здесь разные люди съехались, и то же такой подход проходит мимо цели: съехавшиеся люди не сформировали в себе чувства Малой Родины, и съехались они в уже обжитые крымчанами пространство. Можно четко опре­делить и несколько этнических потоков, формировавших насе­ление Крыма, и культурную составляющую, которую можно определить как крестьянскую казачью общину и военную ка­зачью общину. Следовательно, брать во внимание необходимо материал того населенного пункта, где вы живете, но уж не как иных стран, древних времен и уже не существующих народов.

Использование элементов традиционной культуры в со­временном воспитательном процессе обусловлено следующи­ми соображениями: во-первых, традиционная культура явля­ется основой формирования этнического самосознания, когда в человеке воспитывается чувство принадлежности к опреде­ленной этнической группе; во-вторых, традиционная культура южнорусского казачества, являясь военизированной по своей сути, нацелена на воспитание мужчины-воина, защитника От­ечества, с твердой гражданской, патриотической позицией; в-третьих, традиции сельского крымчанина воспитывают тру­женика, рачительного хозяина, человека ориентированного на церковные ценности относительно семьи, общества, на созида­тельный труд. Эти особенности являются основополагающи­ми при реализации задач военно-патриотического воспитания подрастающего поколения [6].

Традиционная культура южнорусского казачества ориен­тирована, прежде всего, на воспитание мужчины-воина, защитника, умелого воина. Здесь сплелись этнические и сословные черты низового казачества. Кажется, что подобное явление должно снять вопрос о том, что такое казачество: этнос или со­словие, так как сословные рамки определились намного позже того, как казаки появились на исторической арене. Тем более что данную сословную нишу военного сословия до казачества прочно занимало дворянство.

После XVIII в. казачество постепенно замыкается, обо­сабливается в сословных рамках, что оказало влияние на со­стояние традиционной культуры, которая становится еще и земледельческой. Впрочем, благодаря этим ограничениям в казачестве более интенсивно протекают этнические процессы: складывается этническое самосознание, оформляются этно­культурные особенности казачества как этноса.

Определяя культуру южнорусского казачества как тради­ционную культуру военизированных общин, следует учиты­вать ее своеобразие, известное в Средневековье как дружинная культура северного Причерноморья. Будучи воинами, казаче­ство впитывало на протяжении столетий лучшие формы и ме­тоды ведения боя, которые оно перенимало у своих врагов, или вырабатывало как противодействие им. Это и удобная для боя одежда и оружие, и методы конного боя, и состязательные тра­диции восточных славян (борьба и кулачный бой), джигитовка и морские методы ведения войны, домашние игры и «шерми- ции» как элемент подготовки казачьих воинов и другие.

Если рассматривать традиционную культуру казачества как некое состязательное пространство, где в условиях состя­зательной практики формировался казак-воин, то следует рас­смотреть элементы этого пространства. Таковыми являются Оружие, Конь, Борьба, элементы казачьего самоуправления (традиция Круга). Например, Конь выступает не только сред­ством передвижения, предполагающим навык управления, вольтижировки, ухода за ним, но и содержащим в себе опре­деленное мифологическое представление, отраженное в леген­дах, рассказах стариков, песнях, поговорках, которое в полной мере реализуется в ритуальной практике, где символ коня ак­туализируется как культурное явление сопровождают тради­ционные праздники казаков.

В крестьянской культуре сельский труд являлся основа­нием традиционной культуры. Здесь стихии постижения не­сколько иные, здесь другие стереотипы поведения, даже иное отношение к воинской службе (в крестьянской среде воинские регалии не пользовались таким почитанием как в казачьей сре­де), в таком пространстве формируется и иная личность.

Данные соображения предполагают и особенности ис­пользования элементов традиционной культуры в современ­ной образовательной практике. Для этого конструируется культурное пространство, включающее в себя указанные культурные особенности. Следует сразу заметить, что заня­тия предполагают подготовку участников к празднику, где актуализируется символические формы.

Праздничный календарь должен является костяком всей работы, причем отбор дат определяется той социокультурной ситуацией, которая присутствует в том или ином населенном пункте. На этом строится работа педагога: подготовить детей, их родителей, окружающий социум к предстоящей дате народ­ного календаря. Здесь важна роль тех, кто объединяет усилия казачьих педагогов - ввести разнообразные детские казачьи республики, кружки и секции в единую канву, в единый ритм, где дата становится значимой. Эти даты связаны со Святками, Масленицей, Пасхой, Троицей, для казаков Покров, День Ма­тери и другие.

На занятиях учащиеся должны заниматься изучением бо­евых традиций казачества, причем обучение должно строиться на живой передаче знаний, использовании основного принци­па культурной трансмиссии «делай как я».

Учащиеся должны осваивать стихию пространства: они должны работать с пикой, шашкой, учиться стрелять, бороть­ся на ламка, на одну ручку, на вольную (что казаки называли бороться по-медвежьи), биться на кулаках. Причем обучение кулачному бою проводилось в традиционных формах: игро­вая практика предваряла изучение связок кулачков (играют в пятнашки, латки, конный, петушиный, собачий бой, ухо­дят вьюном от нагайки); сила развивается в поднятии гири (кто больше), перебрасывании камешков друг другу, силовых упражнениях (например, жонглирование гирей).

В кругу под напором ударов товарищей учились рабо­тать против нескольких противников, причем мера удара определяется принципом (не причини вреда не получишь сам, то есть если наносишь удары в полную силу то жди тако­го же ответа), все это проходило в игровой, веселой манере, под плясовые наигрыши гармони или балалайки. Упавшего или поверженного противника поднимают, обнимают, де­монстрируя отсутствие вражды и злобы. Кулачный казачий бой изучался нескольких видов: во-первых, это ритуальный бой стенка на стенку, когда бойцы выстраиваются линиями, учатся взаимодействовать строем, перед боем кричат заклич- ки (Дай бойца!), задача прорвать строй противника, исполь­зуя удары кулаками, или вытеснить противника за боевую черту, в правилах предусматриваются традиционные уста­новки (лежачего не бить, в спину не бить, рукавички долой), в подобном бою, который обычно проводится на Масленицу или Святки ограничены удары в голову (можно бить в грудь, бока, по рукам). Во-вторых, это бой сам на сам, когда бойцы определенное время бьются кулаками, используя круговые движения, размашистые удары (в спортивном варианте допу­скается использование боксерского защитного снаряжения). В-третьих, это бой рукопашный с использованием традици­онных ударов ногами, бросков, подсечек [4].

Занятия должны сопровождаться изучением истории юж­норусского казачества (в качестве беседы перед или после окончания занятия), строевой подготовкой с разучиванием ка­зачьих песен, изучением ритуала посвящения в казаки, с при­глашением казачьей старшины, совета старейшин, родителей.

Ритуальная практика призвана актуализировать символи­ческие формы агонального пространства казачьей культуры. Ритуалы имеют под собой историческую основу. Например, у обряда посвящения в казаки имеется прототип - обряд «поса- жения на коня». «Посвящение в казаки» проходило лет с ше­сти. На площади собирались на круг казаки. Мальчиков сажа­ли на лошадей. Каждый из них должен был проехать по кругу. Кто не удержится в седле, того посвящали в казаки через год... Обряд этот проходил в торжественной обстановке на площади. Здесь собиралось все казачье поселение во главе с атаманом. Мальчики сидели на лошадях, одетые в казачью форму. Ка­ждому из них надевали ленту из красной материи с надписью: «казачок рода.» Но перед тем как надеть ленту, мальчиков сажали на лошадей старшие казаки из их казачьего рода. По­сле надевания ленты атаман важно всех обходил, поздравлял посвященных в казаки, приветствовал старых казаков-воинов.

Инициации различаются у старших и у младших. Млад­шие казачата сажаются на лошадь старым казаком, лошадь об­водят по кругу, казачонка нарядно одетого с лентой через плечо снимают с коня и отдают родителям (отцу) со словами «вот вам казак». Перед этим казачата демонстрируют свое умение в состязаниях, знании истории и культуры казачества. Старшие ребята посвящаются после прохождения обязательных испы­таний. Пред атаманом, старшиной и советом старейшин они демонстрируют свое умение в обращении с оружием, бороться традиционными видами борьбы, биться на кулаках. После чего посвящаемый подходит к иконе становится на колено и чита­ет молитву «Отче наш», атаман стегает его нагайкой, говоря: «служи верно, Вере и Отечеству».

Ритуальные формы проведения охватывают традицион­ные праздники, которые должны являться ориентирами всей работы. К праздникам были приурочены различные состяза­ния, казачьи домашние игры, посвященные памяти, к при­меру, «Гетмана Хмельницкого», «Дмитрия Вишневецкого», «Богдана Ружинского», «Ивана Сирко». Эти соревнования могли бы явиться прообразом казачьих спортивных игр в по­ясной борьбе, кулачках, бое на пиках, рубке и фехтовании на шашках войскового масштаба.

Проведение самого календарного праздника обусловле­но особенностями казачьей культуры (наличием военного компонента), а также логикой самого праздника. Обычными вехами в календаре являются День Семена Летопроводца (по­священие в казачата), Покрова Пресвятой Богородицы (вой­сковой праздник), Святки (от Рождества до Крещения, отме­чаются один раз обычно на Крещение), праздник Масленицы, Пасха, Красная горка, Троица.

Праздник обладает особенностями, которые необходи­мо учитывать при его проведении. Так, необходимо избе­гать вышколенной концертной программы, чтобы действие было неутомительное и главное, чтобы задействовано было как можно больше участников (то есть зрителей). Например, Масленица является комплексом обрядовых мероприятий, ко­торые раньше длились неделю. Сегодня можно обойтись двумя праздниками. Встречей Масленицы и ее проводами. Проводы Масленицы проводятся накануне Прощеного воскресенья. Они включают в себя сословно-этнический компонент традицион­ной культуры, яркое представление разыгрываемое отдельным коллективом, военные упражнения гулебных команд, которые являются со своими атаманами, знаменами, исполнением пе­сен и традиционных танцев. Структура праздника определена локусом обряда, который сосредотачивает символические формы казачьей культуры, выступающие в разных кодах. Место атамана (чтение им приказа о гулебных командах), чу­чело Масленицы (вносимое на площадь под песни и шутки и устанавливаемое на место будущего сожжения), столы с бли­нами и чаем (праздничное угощение с раскрытием символи­ки, которую делает настоятель местного храма, упоминая и о языческих традициях славян и о православной интерпретации праздника), «ряженая компания» скоморохов, которые бесчин­ствуют, ведут праздник, разыгрывают сценки, вяжут колодки, тем самым вовлекая в праздник большее количество людей (на языке синергетики локусы символических форм структу­рируются в ритуальную систему и связываются посредством ряженых); демонстрация умений работать с оружием, ходить строем, рубить лозу, бороться и биться на кулаках. Стеночный бой завершает выступления ватаг казаков, под звучание живых народных песен проходят состязания в стрельбе, борьбе, рубке лозы, метании пики, поднятии гири. Кульминацией праздника является сожжение Масленицы. Раньше казаки устраивали со­стязания на лошадях, прыгали на скаку через огонь.

Целью подобных методов работы является воспитание этнического самосознания, разносторонне развитой лично­сти, обладающей способностью постоять за себя, семью, От­ечество. Реанимирование традиционных форм воспитания, на наш взгляд, будет способствовать консолидации сельского (и не только) населения Крыма, развитию патриотизма, военной выучки подрастающего поколения на основе традиционных форм вооружения, в дальнейшем на службе в армии, казаку не составит труда освоить приемы штыкового боя, если он обу­чен владеть пикой или дротиком, приемам рукопашного боя, если он имеет навык кулачного схода и борьбы, шашечной рубки. Также следует учитывать, что подобное обучение на­кладывается на казака не голой техникой приемов и навыков, а культурной составляющей, имеющей отражение в фольклоре, праздничной культуре, традиционном православном мировоз­зрении. Из прошлого мы обязаны брать все самое лучшее, в этом наше отличие от людей, не помнящих родства.

Исторический путь казачества сложен и противоречив, он представляет собой несколько веков героической борьбы ка­заков за свободу и независимость родной земли, своего Оте­чества. Нелегкая и славная история казаков вызвала к жизни многочисленные примеры их беззаветного служения России, позволила сформировать своеобразную мощную военную ор­ганизацию, накопить неоценимый опыт воспитания и обучения защитников Отечества, нашедший свое отражение в военно-па­триотических традициях казачества. Применение богатейшего опыта российского казачества в деле военно-патриотического воспитания поможет повысить ее эффективность и будет спо­собствовать решению задач военно-патриотического воспита­ния подрастающего поколения на современном этапе.

Вместе с традиционно-религиозными ценностями не последнюю роль в культуре казачества играют веротерпи­мость, умение бок о бок жить и взаимодействовать с наро­дами, представляющими другие религии и культуры, что может содействовать конструктивным фундаментом для консолидации поликультурного, полиэтничного, поликон­фессионального российского общества.

Семейные традиции казаков воплотили в себе преем­ственность поколений, при этом они ритуально окрашивают события и моменты, а также содержат много элементов, ко­торые направлены на воспитание в подрастающем поколении защитника Отечества.

Духовно-нравственные традиции казачества прошли мно­жество этапов формирования, и на основе народного опы­та аккумулировали в себе характерные им ритуалы и обря­ды, сохранили основу, порядок действий и свойственные им ограничения.

Список литературы:

1.  Абакумов Ю.Н. Воспитание подростков на традициях донского казачества конца XIX. - начала XX веков: дис. ... канд. пед. наук. М., 2003. 186 с.

2.  Аверин И.А. Казачество: история и современная этнополитическая ситуация // Сре­да и культура в условиях общественных трансформаций. М.: Моск. Центр Карнеги. Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1995. С. іб5.

3.  Агафонов А.И. Казачество Российской империи: некоторые теоретические и ме­тодологические проблемы изучения // Проблемы истории казачества: под ред. А.И. Козлова. Ростов н/Д., 1995. С. 15-19.

4.  Гомзякова H.H. Возрождение казачества как фактор совершенствования системы подготовки молодежи к военной службе / H.H. Гомзякова, В.М. Коровин // Вестник Воронежского Военного института радиоэлектроники. 2004. Вып. 1. № 2. С. 18-21.

5.  Зварницкий Д.И. История запорожских казаков // Собр. соч. в 3 т. Киев : Наук, дум­ка, 1990. Т. 1. 578 е.; Т. 2. 582 с.

6.  Обычаи и традиции [Электронный ресурс] // Южнорусское реестровое казаче­ство (войско низовое). Режим доступа: http://www.kazacestvo.ru/obychai-i-tradicziikazachestva.html

Очерки традиционной культуры казачеств России / под ред. Н.И. Бондаря. Красно­дар, 2002. 589 с