baner

В современном мире изменения происходят очень быстро. Ещё совсем недавно в средствах массовой информации бурлили дискуссии о степени актуальности возрождения казачества в России. При этом можно было в информационном потоке отследить сторонников и противников идеи возрождения. И даже просчитать за публикациями тех или иных деятелей, стоящих на определённых позициях по отношению к вопросу возрождения казачества. Это была информационная не война, но серьёзная кампания. Теперь это уже в прошлом. Казачество доказало свою нужность и значимость для современной России, для стабильности общества и политической устойчивости страны. А вот сами события недавнего прошлого могут служить примером важности информационной составляющей для формирования общественного сознания.

Роль информационных войн в современной мировой политике вряд ли у кого вызывает сомнение. А значение информационной составляющей при воплощении в жизнь различных государственных стратегий в условиях развёрнутой в последние годы Соединёнными Штатами Америки и их сателлитами «горяче-холодной» войны за подтверждение их доминирующего положения в мире переоценить невозможно. Все значимые политические события, произошедшие за последние десятилетия, сопровождались массированными информационными воздействиями конфликтующих сторон как друг на друга, так и на мировое общество в целом по всем существующим каналам средств массовой информации (пресса, радио, телевидение, Интернет). Начиная со вторжения Республики Ирак в Государство Кувейт в 1990 году ни один из международных вооружённых конфликтов после II Мировой войны (Социалистическая Федеративная Республика Югославия, Республика Ирак, Исламская Республика Афганистан, Государство Ливия, Сирийская Арабская Республика, а теперь уже и Республика Украина) нельзя отнести к исключениям из этого правила.

При этом необходимо отметить, что относительно Украины немаловажным фактором является использование в агитации типового образа вольнолюбивого казака-запорожца с его ярко выраженными внешними чертами: «висячими» усами и чубом - «оселедцем», рубахой-вышиванкой и широкими шароварами…

Учитывая существующие тенденции в межгосударственных отношениях не вызывает сомнения необходимость понимания глубинных философских основ возникновения и развития информационных войн как элемента внешней политики.

Исследование методологических и описание онтологических, эпистемологических и аксиологических причинно-следственных связей, определяющих достижение поставленных задач посредством того или иного информационного воздействия, даёт возможность успешно планировать и благополучно реализовывать мероприятия информационной войны.

Мы живём в информационном пространстве. Всегда и везде (даже когда спим – мы видим сны) нас окружает информация: человек общается с коллегами, родными и друзьями; получает, обрабатывает и передаёт информацию на работе; слушает радио и смотрит телевизор, читает книги и общается с Интернетом и электронной почтой через Компьютер, планшет и / или смартфон.

Завершение XX и начало XXI века ознаменовалось существенным ростом информационной составляющей в жизни человечества. Человечество вступило в новую - информационную эпоху своего развития. Информация стала одной из основных составляющих человеческой жизни. Она пронизала собой всю деятельность людей. В наше время информационная составляющая превратилась в один из главных ресурсов военной, научно-технической и социально-экономической сфер деятельности людей. Наш век точно характеризуется знаменитой фразой Ротшильдов, повторённой У. Черчиллем: «Тот, кто владеет информацией – владеет миром». Сам термин «информация» имеет много значений и является общенаучным понятием, обозначающим обмен сведениями между людьми, между человеком и автоматом, между автоматами; обмен сигналами в животном и растительном мире; передача признаков от организма к организму1.

До настоящего времени сформулировано несколько определений понятия «информация». Информация может выступать в качестве необходимого ресурса для деятельности человека, связывающего с окружающим миром и обществом людей. Но только сравнительно недавно учёные начали систематизировать имеющиеся информационные теории, способные стать основой методологии (технологий) ведения информационных войн.

Любой конфликт между людьми (включая и международные конфликты) неизбежно сопровождается информационной составляющей. Информация необходима людям для принятия любых решений2. Она позволяет не только совершать оптимальные действия в конфликте, но и управляет самой целенаправленной деятельностью, смыслом существования и гибели систем.

При переходе информационного взаимодействия между государствами в остроконфликтную фазу в случае крайне неразрешимых политических противоречий, происходит развязывание информационной войны. Что, к сожалению, является не таким уж редким явлением политических реалий и XXI века.

Изменение характера любых войн является одной из особенностей информационной эпохи, в которую уже вступил мир. Кроме столкновений государств и государственных коалиций, войны в наше время превращаются также и в насильственное воздействие групп или отдельных индивидов (террористов) на социум с целью достижения определённых результатов3.

Актуальной становится проблема защиты и самозащиты населения от нежелательного манипулирования его сознанием. Эта проблема вызывает необходимость вооружения современного потребителя информации знаниями о методах информирования и манипулирования4.

Для более глубокого понимания места и значения информационной войны в системе внешнеполитических стратегий государств, можно рассмотреть их через призму онтологии.

Информационное пространство формируется существующими в данный момент коммуникативными потоками. Как показывают социологические данные, при этом могут возникать определённые искривления в этом пространстве. Также возникает и проблема восприятия или точка зрения. А по ключевым событиям информационного пространства, как правило, сразу возникают противоположные виды интерпретаций5.

Информацию, определённым образом сформированную и преломлённую в необходимом направлении, транслируют на определённую аудиторию, которая может впитывать, принимать или отторгать эту точку зрения. Аудитория представляет собой совокупность лиц, являющуюся адресатом общего для всех её членов средства массовой коммуникации при минимальном или даже вовсе отсутствующем взаимодействии их друг с другом. Эта совокупность может представлять собой агрегат (например, публика в театре или совокупность изолированных индивидов, например аудитория телевидения)6. Организаторами информационной войны могут быть малая группа людей, бизнес-структура, государство и, - как показали недавние события (например Эдвард Сноуден), - даже отдельные люди7. Цели, которые преследуют путём развязывания и ведения информационной войны, определяются их организаторами, или по-другому - режиссёрами-идеологами8.

Информационное общество (лат. informatio – осведомление, просвещение) являет собой существующую в современной науке концепцию, используемую для описания качественно нового этапа общественного развития, в который вступили развитые страны с началом информационно-компьютерной революции. Своим названием концепция «информационного общества» обязана профессору Токийского технологического института Ю. Хаяши9.

Базой для организации современной сети Интернет изначально была компьютерная сеть министерства обороны США ARPANet. Эта сеть создавалась в конце 60-х годов XX века по заказу Агентства прогрессивных исследований (англ. Advanced Research Projects Agency Network) для связи компьютеров научных организаций, военных учреждений и предприятий оборонной промышленности. ARPANet строилась как закрытая инфраструктура, способная уцелеть в условиях ядерной бомбардировки. Целью её создания было сохранение на локальных компьютерах секретной информации государственного значения, однако со временем сеть утратила стратегическое назначение, и её основными пользователями стали негосударственные компьютерные сети и частные лица10.

Компьютерные сети в современном виде – это огромные потоки информации и очень большие деньги, которые хранит память компьютеров, и которые перемещаются между ними по электронным каналам. Деньги и информация – это слагаемые власти. Контроль над ними означает власть. Поэтому уже много лет идёт скрытая от «обычного» мира борьба в Интернете и за Интернет, исход которой нельзя считать предрешённым11.

Поэтому, исходя из сложившейся в настоящее время международной политической практики, можно сказать, что информационная война является неотъемлемой частью мировой политики и не только сопутствует любому насильственному конфликту, но и зачастую предшествует ему.

При этом подобные войны чаще всего имеют комплексный и системный характер, предполагают при этом одновременное или последовательное использование различных военных инструментов и «театров войны»12.

Чем же характеризуется информационная война? Существует несколько определений данного понятия, отличающихся своим объёмом и полнотой содержания.

Информационная война (англ. «Information war») представляет собой воздействие на гражданское население и/или военнослужащих другого государства путём распространения определённой информации13.

Другая формулировка гласит, что информационная война – это целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем14. Можно сказать, что информационная война подразумевает,

прежде всего, управление (явное и тайное) информационными потоками в своих целях для достижения определённых результатов15.

Целями ведения информационных войн могут быть: ослабление конкурента, экономическая или геополитическая экспансия, уничтожение или дезинтеграция своего главного идеологического и геополитического противника16.

На рубеже XX и XIX веков Соединённые Штаты пришли к идее, что их безопасность зависит не только от американского господства в Западном полушарии («доктрина Монро»), но и от баланса сил на евразийском континенте, особенно на западной и восточной его оконечностях. При этом переход к XXI веку ознаменовал вторжение Америки в топливную кладовую мира, на Ближний Восток. Как и Великобритания на пике своей глобальной мощи, Америка сейчас опирается на два «мирных» фактора: господство над международной валютной системой и систему свободной торговли. И, наконец, «сладкая мощь» (soft power - «мягкая сила»): женщины всего мира считают США оплотом феминизма, учёные - кузницей нобелевских лауреатов, киноманы поклоняются Голливуду, мужчины - американскому спорту, дети - Диснейленду, книжники - несчётным американским типографиям17.

Следует напомнить, что впервые термин «мягкая сила» - ввёл в оборот американский политолог Джозеф Най18. Термин означает способность получить желаемое при помощи привлекательности, а не путём использования силы или применения денег19. «Мягкая сила» представляет собой также и «продвижение своих интересов и подходов путём убеждения и привлечения симпатий к своей стране, основываясь на её достижениях не только в материальной, но и в духовной культуре и интеллектуальной сфере»20.

Примером результата успешной долгосрочной информационной войны может служить распад СССР в 1991 году. Для этого ещё осенью 1945 года на основе «Совета по международным отношениям» в Нью-Йорке был создан генеральный штаб информационной войны против СССР во главе с Алленом Даллесом. После начала «холодной войны» (термин впервые применил в 1947 году советник президента США Гарри Трумэна Бернард Барух), главным идеологом первой информационной войны против СССР в рамках «холодной войны» был Уинстон Черчилль.

Характерным примером огромного влияния воздействия на людей посредством СМИ можно считать известный случай, произошедший в 1938 году в США. Тогда, после трансляции по радио романа Герберта Уэллса «Война миров», в ФБР поступили письменные заявления от 400 тысяч американцев. Все они утверждали, что видели инопланетян. А десятки миллионов людей тогда же в страхе бежали из своих домов.

Первым в мире теоретиком информационной войны считается средневековый итальянский политический деятель Николо Макиавелли. Его известная книга «Государь», изданная в 1532 году, описывает методы управления, методологию захвата власти и умения, необходимые для идеального правителя.

Анализ другого, известного с точки зрения проблематики информационной войны, произведения, - «Протокола собраний сионских мудрецов» был произведён доктором технических наук, профессором Сергеем Павловичем Расторгуевым ещё во второй половине 1990-х годов21. Несмотря на то, что об авторстве этого произведения спорят до сих пор, можно сказать, что в этом произведении были выработаны типовые стратегии ведения информационных войн. С точки зрения теории современной информационной войны, «Протокол» является очень важным документом. В нём кратко и наиболее точно описаны почти все аспекты информационной войны: среди них следует отметить: экономические войны, средства экономического управления; всеобщее голосование; система управления; финансовая программа (в «Протоколе №20»); средства перепрограммирования населения (средства массовой коммуникации); терроризм.

По мнению С.П. Расторгуева, информационная война – это целенаправленное обучение врага тому, как «снимать панцирь с самого себя».

Ещё одним из основных теоретиков информационной войны считается американский политолог Лассуэлл Гарольд Дуайт (1902 – 1978 г.г.), который впервые провёл системный анализ ведения пропаганды воюющими странами во время Первой мировой войны и описал его в своей книге 1927 года22. Как системный аналитик и практик, он первым оценил влияние массовых коммуникаций на ход ведения информационной войны различных государств мира за политическую и экономическую власть. Л.Г. Дуайт выделил четыре основные функции средств массовой информации: «редактирование» (то есть отбор и комментирование

информации); распространение культуры; наблюдение за миром (то есть сбор и распространение информации); формирование общественного мнения.

Нет сомнений в том, что транслируемые сообщения о происходящем в стране и мире редко остаются нейтральными. При этом оценка событий также является одной из моделей манипуляции, повышающая эффект их воздействия.

Перечисленные ранее исторические примеры подводят к выводу о том, что информационные войны являются современной реальностью и требуют тщательного изучения. А также о том, что для прогнозирования действий противника и разработки своего стратегического поэтапного плана воздействий на информационное поле противоборствующей стороны необходимо тщательно изучить прошлые, настоящие и планируемые информационные войны.

Информационная война может иметь свои положительные и отрицательные стороны.

Среди положительных (для её участников) черт информационной войны (при её ведении) можно выделить её сравнительно меньшую затратность по сравнению с военными действиями (для её ведения требуется меньше финансовых и других средств), а также отсутствие потерь человеческих ресурсов (что, впрочем, небесспорно).

Цель информационной войны может оставаться скрытой и незаметной для другого её участника вплоть до тех пор, пока она не будет достигнута или отражена (сорвана).

Положительные и отрицательные стороны информационной войны могут быть исследованы с точки зрения положений учения о ценностях - Аксиологии.

Одной из положительных черт ведения информационных войн и, пожалуй, самой главной из них является то обстоятельство, что с точки зрения достижения целей войны для ее организаторов требуются меньшие затраты ресурсов. Как правило, информационная война не влечёт за собой человеческих потерь. Хотя этот фактор и не является аксиомой.

Учитывая широкий охват людских масс средствами массовой коммуникации, наблюдаемый в настоящее время (в первую очередь электронных), информационные войны могут иметь (как способ достижения целей путём воздействия на население и руководящие структуры другой страны) воздействие как на большое количество людей (участников сети, подписчиков электронных дневников, читателей популярных электронных изданий и т.д.), так и выборочное воздействие на конкретную организацию, конкретный слой населения и даже на отдельного конкретного человека.

Узконаправленное воздействие может быть осуществлено путём вброса завуалированной под истину ложной информации, задержки поступления истинной информации или её искажения, или какими-либо другими способами.

Необходимо учитывать, что информационная война может носить как оборонительный, так и наступательный характер.

В первом случае (оборонительном) основной задачей обороняющегося участника является своевременное выявление информационного воздействия против него и эффективная компенсация попыток воздействий на него путём дискредитации чужеродного информационного воздействия или пресечения распространения иностранной информации.

Исходя из аксиомы о том, что на войне, как и в политике, бездействие невозможно (в этих сферах действует принцип «или ты, - или тебя»), необходимо осознавать, что любой (даже обороняющийся) участник информационной войны всегда вынужден предпринимать наступательные действия, вторгаясь при этом в информационное пространство конкурентов и политических противников для достижения своих целей. Если участник информационной борьбы ничего не предпринимает – ответных ли действий, или наступательных, - то, тем самым, даёт противнику весомые преимущества в борьбе, которые в дальнейшем компенсировать будет затруднительно.

Ещё одной характерной чертой информационных войн является разнообразие форм и инструментов воздействия. Парадоксально, но факт: в этой борьбе невольно, но очень эффективно воздействовать на людей за / или против насаждаемых властью правил, могут даже классические произведения национальных авторов-патриотов. Недаром же новые украинские власти так постарались «перекроить» под свои интересы гоголевского «Тараса Бульбу». Ведь такой привлекательный и яркий образ вольнолюбивого и мудрого казака, не представляющего жизни украинцев в отрыве от «Матушки-России», не может не вызвать симпатии и обязательно завоюет последователей занимаемой им позиции.

Информационная война может охватывать как широкие области людских ресурсов, так и действовать целенаправленно на какое-то одно событие или одного человека. В том числе, на правительство конкретного государства, руководителя организации или государства.

Благодаря широкому распространению в мире средств массовых коммуникаций прямого воздействия на население (радио, телевидение, интернет), противодействовать влиянию информации, передаваемой посредством этих средств, довольно затруднительно. Это обстоятельство ставит в довольно затруднительное положение обороняющуюся сторону при проведении различного рода «контринформационных» (назовём так) мероприятий: если раньше можно было изъять тираж газеты, журнала, или книги, отменить телепередачу, заменить выпуск новостей или заглушить зарубежную радиостанцию, то с появлением компьютерных сетей, прямого спутникового телевизионного вещания и телефонии

возможности по ограничению доступа людей к информации существенно расширились. Это вызывает необходимость соответствующей (талантливой и оригинальной, более яркой и доходчивой по форме) подачи «конкурирующей» информации, трактующей одни и те же события конкурирующими коммуникаторами (или интерпретаторами).

Одним из факторов, затрудняющих ведение информационных войн в современных условиях, является доступность для широкого круга людей различных источников получения информации, и, как следствие, возможность выявления истинного положения дел путем оценки различных трактовок происходящих событий, а положительным фактором - нелетальность (как правило, но не всегда) последствий ее воздействия на людей.

При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что многие морально-этические нормы в последние годы претерпели значительные, но не всегда позитивные, трансформации. Явления, которые ещё совсем недавно считались недопустимыми в общественном сознании, в настоящее время не вызывают осуждения в обществе и даже не критикуются (например: адюльтер, лёгкие наркотики, нетрадиционная сексуальная ориентация, информация в прессе об использовании чиновниками служебного положения в личных целях и др.).

В современном обществе для многих государств и наций информационные войны являются необходимым средством защиты государственной политики и/или её разъяснения для других стран, воздействия на психологическое состояние и сплочённость населения противоборствующего государства без затрат человеческих ресурсов.

По результатам рассмотрения особенностей информационных войн не вызывает сомнения их актуальность для современной мировой политики. При этом необходимость более объёмного и углубленного изучения всех вопросов, связанных с зарождением и развитием, основными правилами ведения и окончания, целями и задачами, способами, средствами и формами ведения борьбы в информационной сфере не вызывает сомнения.

К сожалению приходится констатировать, что идеалы беззаветного служения Отечеству, свойственные испокон веков вольному казачеству, и даже сам образ непобедимого воина-казака, «бившего и турков, и панов», задействован как весьма эффективный инструмент в информационной войне, бушующей сейчас на соседней Украине.

 

Литература

 

1. Башаратьян М.К. Информационные войны как фактор внутреннего терроризма. // Социология современных войн: Материалы научного семинара. / Под ред. Цыганкова П.А., Рязанцева И.П. М.: Альфа-М. (Серия: «Научные семинары. «Круглые столы». Дискуссии», 2004. Вып.1. 99-107 с.

2. Джозеф Най. Soft power, или "мягкая сила" государства. / Альманах «Восток». О ситуации в России. Выпуск: № 5 (41), декабрь 2006 г.

3. Добреньков В.И. Глобализация и Россия: Социологический анализ. М., ИНФРА-М, 2006. 447 с.

4. Лассуэл Г.Д. Техника пропаганды в мировой войне. PropagandaTechnique in the world war. 1929. 212 с.

5. Минюшев Ф.И. Социология культуры: учебное пособие. / Минюшев Ф.И. 2-е издание, исправленное, дополненное. М.: КДУ, 2009. 254 с.

6. Новейший политологический словарь. / авт.-сост. Д.Е. Погорелый, В.Ю. Фесенко, К.В. Филиппов. Ростов-на-Дону: Феникс, 2010 г. 318 с.

7. Панарин И.Н. Первая мировая информационная война. Развал СССР. / Питер, 2010. 256 с.

8. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. М.: «Рефл-бук», К.: «Веклер», 2006. 656 с.

9. Прончев Г.Б. Компьютерные коммуникации. Сервис электронной почты: учебное пособие. / Прончев Г.Б., Бухтиярова И.Н., Фесенко В.В.; под ред. д. ф-м. н., проф. Михайлова А.П. М.: КДУ, 2009. 122 с.

10. Путин В.В. Совещание послов и постоянных представителей России. // Пономарёва Е. Железная хватка «мягкой силы». Новые технологии социальной инженерии в действии. // Однако. 25 февраля 2013. № 6 (155).

11. Расторгуев С.П. Информационная война. М.: Радио и связь, 1998. 415 с.

12. Финансовый словарь Финам. 2008-2011 «Финанс Таймс» (Finance Times). // URL: http://www.finance-times.ru/glossary/fin_enc/?dic_tid=23420. (Дата обращения: 12.10.2013).

13. Хозиков В.И. Информационное оружие. СПб.: Издательский Дом «Нева», М.: Издательство «ОЛМА-ПРЕСС Образование». (Серия «Досье»), 2003. 480 с.

14. Чинкова Е. // Комсомольская правда. М., 7 сентября 2012. // URL: www.kp.ru. (Дата обращения: 20.09.2013).