Возрождение казачества в российском обществе является процессом, который характеризует не только возвращение к традициям прошлого, но и обретает актуальный смысл в контексте удовлетворения базовых этнокультурных потребностей и формирования этнополитической культуры населения. При изучении казачества следует исходить из того факта, что оно является сложной социальной системой, формировавшейся в течение нескольких веков и вобравшей в себя многообразные этнические, социально-экономические, культурно-исторические, политические элементы. Этот процесс протекал под воздействием разнообразных факторов – географического, природно-климатического, геополитического, экономического, социально-политического, культурного и многих других.

Актуализация роли казачества в современных этносоциальных процессах не случайна, радикальные перемены в общественном развитии в результате политических и социальноэкономических преобразований, вызвали изменения в сфере духовной жизни. Новые стереотипы поведения и нравственные нормы, болезненно сказывались на состоянии духовно-нравственной атмосферы в обществе. Этим процессам сопутствовали, падение жизненного уровня значительной части населения, распространение таких негативных явлений, как этнический и религиозный экстремизм и др. С формированием прочной социокультурной основы воспитания молодёжи, посредством обращения к истории традиционной культуры, духовному возрождению самобытного народа в российском обществе тесно связан феномен казачества.

В ходе консолидационных и ассимиляционных процессов по формированию древнерусской этнической общности в ее недрах сложилась небольшая по тем временам особая общность, которая со временем стала именовать себя казаками. Имея общие славянские корни с русскими, украинцами и белорусами, казаки имеют и общие с ними культурно-этнические черты. Одновременно, проживая вместе или рядом с ино-племенными этносами, казаки многое восприняли от представителей не славянских этнических групп в вопросах формирования образа жизни, ведения хозяйства и т. д. Своим этнонимом казаки обязаны специфике своего пограничного, порубежного местонахождения и характера службы. Казаки в отличие от населения Европы и Азии развили более демократические принципы общинной социальной самоорганизации, приблизив их к республиканским, причем минуя крепостничество и рабство. Казак всегда оставался свободной личностью. Казаки – не только воины и земледельцы, но и лидеры – первопроходцы неизведанных земель, организаторы их первичной колонизации, земледельцы и т. д. Эти характеристики лежат в основе философии развития казачества и его истории, определяют его как особый феномен1. В отличие от яицкого, донского и других казачьих войск, сформированных на базе бывшей крестьянской вольницы, Оренбургское казачье войско возникло по воле правительства2. На современном этапе казачество является предметом научных исследований не только историков, но и представителей многих гуманитарных дисциплин: политологов, юристов, экономистов, социологов. В тоже время взгляды исследователей разделились на два концептуально противоположных подхода к проблеме этно-социальной идентификации казачества. Представители советской (марксистской)

научной школы рассматривают казачество, прежде всего, как историческое сословие, как специфическую этнографическую социокультурную группу в составе русского/славянского народа. Сторонники новых, альтернативных подходов, рассматривают казачество как этническое образование – субэтнос в составе русского или даже отдельный этнос, причем дискуссионным остается вопрос: славянский это этнос по происхождению или нет.

Исследователь В.В. Козлов характеризует казачество как уникальное явление русской истории и отмечает его влияние на подъем национального самосознания народов Российской Федерации, устойчивое повышение интереса к истории и культуре как России в целом, так и ее многочисленных этнических образований1.

Исследователи П. Н. Лукичев, А. П. Скорик, Р. Г. Такиджьян в статье «Казачий феномен во всемирной истории»,

выделили специфические черты казачества, суть которых сводится к следующим: в казачестве сочеталась европейская идея свободы и славянорусское понимание воли при наличии корпоративной военно-сословной организации, подчиненной в XVIII–XIX вв. интересам Российской империи; в казачестве соединялись демократические и авторитарные традиции в самоуправлении в условиях военизированной общины, осуществлялась высокая культура заимствования, которая опиралась на взаимную интеграцию различных этнокультурных типов; при преобладании в среде казачества православия существовала высокая веротерпимость и допускалось различное вероисповедание; проявлялась и сохраняется поныне своеобразная этносоциальная психология и казачья ментальность2.

Место казаков среди других народов и народностей определяется следующими характеристиками: казаки с момента своего зарождения проживали в зонах военногеополитических интересов различных государств; природно-климатический фактор во многом определили строгий образ жизни, основанный на самоуправлении; в казачьих войсках имели место культурные влияния различных народов; казакам свойственна конфессиональная терпимость при сохранении сильных православных традиций.

Российское казачество является полиэтничной и поликонфессиональной социальной общностью с доминирующей

численностью русских православного вероисповедания. Так, к примеру, возникшее в 1746 г. оренбургское казачье войско было многонациональным по своему составу: при преобладании в нем русских были украинцы, татары, башкиры, калмыки и представители других национальностей1.

Православная доминанта казачества имеет давние исторические корни. Ярким фактом в истории государства Российского является особое внимание князя Александра Невского на великую силу Православия. Именно он обеспечил духовную связь казачества и русского государства. В 1261 г. когда Поднепровский Переславль был почти стёрт с лица земли, Александр Невский добился разрешения Хана Берке, чтобы резиденция Переславского епископа была перенесена в столицу Орды-Сарай, так возникла Сарайско-Подонская епархия. Через церковь установились связи казаков с новым центром русских земель.

Казачество, как и средневековое рыцарство, было ин-тернациональным. Донские и запорожские казаки имели в

своих рядах великороссов и малороссов, поляков, потомков тюркских народов, даже немцев и французов, но большая часть из них являлись православными христианами, верующим в Христа и в Святую Троицу. Православное казачество, как и европейское рыцарство, имело свой «кодекс чести», неукоснительно соблюдавшийся в бою и в быту. Православие было не просто верой, а фундаментом всей казачьей жизни.

Как и у каждого на Руси, у казака с церковью было связано рождение, крещение, венчание, погребение. Весь хозяйственный год был связан с церковным календарем – после Троицы косили сено, после Рождества Богородицы убирали виноград и т. п. Были и свои, казачьи традиции, почитаемые чудотворные иконы: Урюпинской Божьей Матери, Ахтырской Божьей матери, Табынской Божьей Матери и др.

Свято хранилась церковная традиция проводов на службу и чтения благодарственных молебнов по возвращению со службы. Казаки особо почитают такие православные праздники как Покров Пресвятой Богородицы (в память взятия Казани), день Казанской Божьей Матери – защитницы России

(в память освобождения Москвы от поляков). Праздновался и день казачки, или день матери. Он приходился на введение Богородицы в храм. Соблюдались и чтились особые дни поминовения предков. Православные святыни сопровождали казаков в воинских походах так, к примеру, в день Куликовской битвы, икону Пресвятой Богородицы носили среди православных воинов для одобрения и помощи, что поднимало патриотический

дух, укрепляла в вере в победу.

Несмотря на то, что костяк казачества всегда был православным, представленным в основной своей массе русскими, украинцами, греками, сербами, болгарами, грузинами и др. в состав казачества входили также представители иных конфессий и религиозных течений. Так, среди оренбургских казаков кроме православных были мусульмане, ламаниты и сектанты1. Объединяя в своих рядах разные этносы, носителей разных мировых религий казачество способствовало взаимовлиянию и взаимопроникновению культур.

Важными фигурами в истории казачьей общины являлись священники которые, обязательно присутствовали на станичных кругах, могли даже прервать их, хотя права голоса не имели. Следили за нравственностью прихожан, вели учет родившихся, женившихся, умерших. Выполняли функции медиков, санитарного контроля. В тоже время со священниками, присылаемыми извне и не знающими казачьей среды, возникали трудности, поэтому их старались готовить из «своих». Кандидаты обучались при монастырях, а для рукоположения посылались в епархию. В 1757 г. атаман Ефремов добился учреждения в Черкасске семинарии. Однако человек, рукоположенный в священники, не мог сразу получить приход. Его оценивало начальство, и выбирали на станичном кругу. Об избрании составлялась «поручная запись», с которой кандидат отправлялся к архиерею, чтобы получить соответствующее место. Однако значительная часть казаков оставалась старообрядцами — уральцы, гребенцы, некоторые оренбуржцы, сибирцы. Многие исследователи проблем казачества сходятся в позициях о том, что разделение казаков на старообрядцев и православных некорректно. В этой связи целесообразно говорить о сторонниках старорусского и греко-русского обрядов. Старообрядчество также разделилось на ряд направлений – беглопоповцы (принимавшие для служения беглых греко-русских священников), беспоповцы (обходившиеся без священников) и т. д. Казачьи традиции имели место в учениях баптистов («штунда»), молокан, хлыстов, скопцев, адвентистов, представителей «Старого Израиля» и «Нового Израиля». Однако направленность этих сект не соответствовала духу казачества, и они находили очень мало приверженцев.

На современном этапе православное казачество по-прежнему сохраняло некоторую специфику, соединяя христианство и воинские традиции. Казачьи общественные организации активно взаимодействуют с церковью, ее служителями. Основой подобного социального партнёрства является соглашение между Русской православной церковью и главным управлением казачьих войск. Положительный опыт реализации идей православного казачества сложился в регионах. Так, к примеру, в пос. Саракташ Оренбургской области создан православный комплекс, включающий четыре храма в том числе Свято-Троицкий собор – на треть уменьшенная копия взорванного в тридцатые годы Казанского кафедрального собора в Оренбурге – символа казачей столицы. В сооруже ние этого комплекса внесли свою лепту казаки. Возрождение православного казачества в Оренбуржье осуществляется при поддержке Оренбургской епархии. Казаки присутствуют в списке 895 священнослужителей, монашествующих и благочестивых мирян. В Оренбуржье стало традиционной практикой, что православная Церковь и власти при поддержке казачества ведут социальную деятельность, направленную на борьбу с алкоголизмом, наркоманией, безнравственностью и экстремизмом, в преодолении которых способна помочь вера. С целью формирования патриотических установок молодёжи, сохранения духовного наследия в Оренбуржье имеет место практика организации летнего отдыха детей в право славном лагере «Светоч», в деятельности которого принимает активное участие Спасское станичное казачье общество.

Важнейшими направлениями деятельности православного казачества являются следующие: возрождение православных традиций и укрепление духовно-нравственных начал в среде войсковых казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации; развитие сотрудничества в области благотворительности и социальной защиты реестровых казаков и членов их семей, а также казаков, получивших ранения при исполнении государственной или иной службы, семей погибших казаков; оказание содействия в регистрации новых и пополнении уже существующих приходов Русской православной церкви,

должное попечение о восстановлении имеющихся и строительстве новых церковных сооружений в местах традиционного проживания казаков; обеспечение войсковых казачьих обществ через приходы Русской православной церкви духовной литературой и периодическими изданиями, другими материалами духовно-просветительского характера и т. д. Роль православного казачества в рамках формирования этнополитической культуры молодёжи определяется транслированием позитивного опыта сосуществования различных этносов и культур в рамках единой общности, что оказывает положительное влияние на формирование единой российской нации. Православные традиции сострадания и веротерпимости, уважительного отношения к традициям государственности способствуют духовному возрождению нации, формированию гражданско-патриотических настроений в молодёжной среде. Исследователи Е.Л. Рябова и Л.О. Терновая обращают внимание на то, что поле культуры становится полем проявления конфликтности на религи-озной почве. В этой связи необходимо отметить, что культура казачества рассматривается как комплексная, объединяющая в себе культуры различных народов, при доминанте патриотизма, гражданственности и ориентации на семейные ценности, а опыт деятельности православного казачества свидетельствует об уважительном отношении к представителям других конфессий, установлении отношений сотрудничества в вопросах воспитания молодёжи.

Исследователь Н.П. Башкатова подчёркивает особую роль казачества в деле воспитания патриота и гражданина на основе семейных ценностей, деятельности казачьих организаций и учебных заведений. С одной стороны, автор констатирует «стремление к национальному самоопределению, на путь которого встало казачество России», сохраняя самобытную культуру, и следуя традициям передачи последующим поколениям глубокой веры в силу своего народа. С другой стороны, утверждает, что в систему образования и воспитания казачества положено два начала – религиозно-православное и национально-русское, что обусловило высокую духовность, гражданственность и патриотичность казачества1. Эти качества выработаны казаками, поскольку они во все времена были тесно связаны с государственной службой и исполнением высокого долга перед Отечеством. На современном этапе в силу актуализации негативных социальных явлений таких так этнический и религиозный

экстремизм целесообразной представляется выработка механизма формирования этнополитической культуры в основе которого, уважение к памяти предков, воспитание молодёжи в духе национальных традиций, культуры, языка. Следует согласиться с точкой зрения А.В. Коновалова, который рассматривает систему воспитания у казаков как патриотическую традицию России, порожденную особым укладом жизни и востребованную в условиях активизации национального самосознания. По мнению исследователя интеграция в современную социокультурную общность, отождествляющую себя с российским казачеством будет способствовать процессу подлинного возрождения казачества и установлению гармоничных межнациональных отношений.

Совершенствование системы управления и регулирования этническими и конфессиональными отношениями во

многом определяется обращением к истокам традиционной культуры, транслируемой в практической деятельности определённых социальных групп важная роль среди которых принадлежит православному казачеству. Формирование этнополитической культуры населения во многом зависит от учёта конфессионального фактора в процессе этнополитической социализации. В этой связи православная деятельность казачества способна стать основой формирования духовности, нравственности и этнокультурной компетентности молодёжи.

 

Список литературы

 

1. Баклыков В. Казаки по природе своей православные //Православный духовный

вестник Саракташского Благочиния №2 (60) июль – декабрь 2011 г. – С. 70.

2. Башкатова Н.П. Система патриотического воспитания в народной педагогике

казачества: история и современность: дис. ... канд. пед. наук. – Владикавказ, 2005. – С.4

3. Глущенко, В. В. Казачество Евразии / В. В. Глущенко. – М. : Вузов. шк., 2000. – С. 5.

4. Кобзов В. С. Военно-административная структура Оренбургского казачьего во-

йска в ХVIII — первой половине ХIХ века. Челябинск, 1996, С. 45

5. Козлов В.В. Физическое воспитание детей и молодежи на традициях россий-

ского казачества: дис. ... канд. пед. наук. – М., 2004. С. 4

6. Коновалов А.В. Военно-патриотическое воспитание казаков Северного Кавказа

(XVIII – начало XX века): дис. ... канд. пед. наук. – Владикавказ, 2005. – С. 23.

7. Лукичёв, П. Н. Казачий феномен во всемирной истории / П. Н. Лукичев, А. П.

Скорик, Р. Г. Такиджьян // Казачий Дон : очерки истории. Ч. 1. – Ростов н/Д. : Об-лИУУ,

1995. – С. 38.

8. Машин М. Д. Из истории родного края. Оренбургское казачье войско. Челя-

бинск, 1976, С. 24.

9. Рябова Е.Л., Терновая Л.О. Урегулирование конфликтов в постсекулярном

мире//Этносоциум и межнациональная культура № 10 (42) М., 2011. С. – 36.

10. Саркисьян Т.Н. Казачий феномен в культурно-историческом наследии отечествен-

ной истории //Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 4. С. 93.

11. Футорянский Л. И. Землевладение и землепользование в Оренбургском ка-

зачьем войске в конце ХIХ — начале ХХ вв. // Социально-экономическое развитие и клас-

совая борьба на Южном Урале и в Среднем Поволжье (Дореволюционный период). Уфа,

1988, С. 61.